Страшное гадание — А.А. Бестужев-Марлинский — 10 Января 2013 — b4u

Александр бестужев-марлинский «страшное гаданье»

— антологию «Русская романтическая повесть (первая треть XIX века)», 1983 г.

— антологию «Russian 19th-century Gothic Tales», 1984 г.

— антологию «Русская фантастическая повесть эпохи романтизма», 1987 г.

— антологию «Сильфида», 1988 г.

— антологию «Русская и советская фантастика», 1989 г.

— антологию «Русская фантастическая проза эпохи романтизма (1820-1840 гг.)», 1990 г.

— антологию «Мистический роман», 1991 г.

— антологию «Дневник Сатаны», 1993 г.

— антологию «Семья вурдалака», 1993 г.

— антологию «Страх», 1993 г.

— антологию «Оборотень. Русские фантасмагории», 1994 г.

— антологию «Ярмарка колдовства», 1994 г.

— антологию «Страшное гадание: Русская фантастика первой половины XIX века», 1997 г.

— антологию «Русская проза первой половины XIX века», 2003 г.

— антологию «Русская мистическая проза», 2004 г.

— антологию «Белое привидение. Русская готика», 2006 г.

— антологию «Фантастические рассказы», 2006 г.

— антологию «Мистика, ужасы. Лучшие произведения», 2009 г.

— антологию «Русалка», 2022 г.

— антологию «Святочные истории», 2022 г.

— антологию «Страшное гадание», 2022 г.

— антологию «Мистические сумерки», 2022 г.

— антологию «Русская мистическая проза», 2022 г.

— антологию «Таинственная проза», 2022 г.

— антологию «Звезда Соломона. Русские мистические истории», 2022 г.

— антологию «Страшное гаданье», 2022 г.

— антологию «Дары волхвов. Истории накануне чуда», 2022 г.

— антологию «Пять вечеров 1: В снегах», 2022 г.

— антологию «Святочные рассказы русских писателей», 2022 г.

— антологию «Святочные рассказы русских писателей», 2022 г.

— антологию «Очень страшные рассказы», 2022 г.

— антологию «Упырь», 2020 г.

Александр бестужев-марлинский. «страшное гадание»

Александр Бестужев-Марлинский был известным беллетристом XIX века. Иван Тургенев писал в 1869 году: «Пушкин был еще жив, но правду говоря, не на Пушкине сосредотачивалось внимание тогдашней публики. Марлинский все еще слыл любимейшим писателем».

Бестужев-Марлинский не стремился к правдивому описанию народной жизни, зато его повести и романы отличались закрученными сюжетами и эффектными подробностями. Герой рассказа «Страшное гадание», офицер, отправился в метель на званый вечер. Он заблудился и попал в деревню на святочные посиделки.

— Мы будем гадать страшным гаданьем, — сказал мне на ухо парень, — закляв нечистого на воловьей коже. Меня уж раз носил он на ней по воздуху, и что видел я там, что слышал, — примолвил он, бледнея, — того… Да ты сам, барин, попытаешь все.
Я вспомнил, что в примечаниях к «Красавице озера» («Lady of the lake») Вальтер Скотт приводит письмо одного шотландского офицера, который гадал точно таким образом, и говорит с ужасом, что человеческий язык не может выразить тех страхов, которыми он был обуян. Мне любопытно стало узнать, так ли же выполняются у нас обряды этого гаданья, остатка язычества на разных концах Европы.

Во время страшного ритуала главному герою явился незнакомец — то ли человек, то ли нечистая сила. События развивались стремительно: поступки, на которые у героев раньше не хватало мужества, убийства, преследование и снова роковая встреча. Как и во многих традиционных «страшилках», в конце герой понял, что все это было просто страшным сном.

Бестужев марлинский страшное гаданье анализ

Светские повести занимают особое место в русской литературе первой половины XIX века. В статье выявляются жанровые особенности повестей Бестужева-Марлинского, анализируются особенности сюжета и конфликта. Особое внимание уделяется типологии сюжета.

Ключевые слова: светская повесть, Бестужев-Марлинский, сюжет

Светская повесть как самостоятельный жанр получила развитие в творчестве ряда русских писателей в 1830-е гг. Это повесть о представителях «большого света», именно принадлежность к данному жизненному пространству наделяет персонажей определенными характерными чертами.

Автором термина «светская повесть» был С. П. Шевырѐв, написавший рецензию на сборник Н. Ф. Павлова «Три повести» (1835). Критик увидел в жанре «принципиально новое явление, сменившее экзотику “кавказских” и ”фантастических” повестей изображением жизни “как она есть”, в “обыкновенности” ее будней, но сохранившее при этом такие особенности, как “яркое событие”, положенное в основу рассказа, и одушевляющее рассказ “сильное чувство”» [9].

С критикой узко сословного содержания, вложенного Шевыревым в само понятие светской повести, выступил В. Г. Белинский, писавший в статье «О критике и литературных мнениях “Московского наблюдателя”» (1835): «Что это такое – “светская” повесть? Не понимаем: в нашей эстетике не упоминается о “светских” повестях.

Да разве есть повести мужицкие, мещанские, подьяческие? А почему ж бы им и не быть, если есть повести “светские”. » [2] На самом же деле в литературе этого периода уже можно выделить и «простонародные» повести (например, Панаева, Полевого), так что негодование Белинского несколько запоздало.

Первый образец жанра дал Н. М. Карамзин. В повести «Юлия» (1796) впервые представлена характеристика людей света, вводится понятие «большого света» («… как вдруг на горизонте большого света явился новый феномен, который обратил на себя общее внимание…»), затрагиваются те самые вопросы, над которыми через двадцать-тридцать лет будут размышлять современники Бестужева-Марлинского.

Сюжет «Юлии» основывается на любовном треугольнике. Н. М. Карамзин показывает, как светская жизнь развращает прекрасных женщин, развивает в них непомерное самолюбие, тщеславие, как «светская игра» оборачивается драмой. В соответствии с просветительскими тенденциями своего времени Карамзин взывает к разуму и сердцу своих читателей, показав, что и в большом свете можно сохранить чистоту, благородство, то есть не изменять естественным стремлениям, заложенным природой.

«Но, мало-помалу приближаясь к концу второго десятилетия жизни своей, Юлия стала чувствовать, что фимиам суетности есть дым, хотя весьма приятный, но все дым, который худо питает душу. Как ни обожай себя, как ни любуйся своими достоинствами – не довольно!

привело к тому, что Юлия остановила свой выбор на добродетельном Арисе. У Карамзина любовь между супругами, не отрекшимися от светской жизни, стала своего рода испытанием, которому они подвергаются. Причем именно женщина проходит сложный путь духовного роста. Юлии удалось преодолеть любовь к «другому», к «молодому князю N».

И в повестях 1830-х годов (это повести Павлова, В. Одоевского и др. писателей) «свет» показан читателю полным предрассудков и пороков. «Свет» нивелирован, моральные критерии зыбки… «Свет» — это «житейская проза», «модное ничтожество», «люди, которых тысячи встретишь наяву» [4].

Обязательными атрибутами жанра становятся устойчивые характеристики героев: в противовес «свету», «исключительный» герой честен, порядочен и незауряден. Он – носитель высоких нравственных идеалов. В ожесточѐнной борьбе с внешним миром герой либо гибнет, либо вынужден покориться обстоятельствам и тем самым лишает себя счастья.

Актуальными становятся мотивы бала, маскарада, молвы, «мнения света», супружеской измены или верности, поединка. Писатели стараются черпать образы из жизни, в их творчестве нет ни схематизма, ни односторонности. Не ставя своей задачей панорамное изображение общества, писатели ограничивались изображением характерного эпизода из реальной жизни.

В 1830-е гг. Марлинский разрабатывает специфические возможности среднего эпического жанра. Под его пером содержание повести обретает внутреннюю объемность, перерастая формы сентиментальной идиллии, бытового анекдота, «предания», «сказки», которые были испробованы жанром на путях становления.

Читать про гадание:  Приметы на 8 июля 2022 года: что категорически запрещается делать в день Петра и Февронии » Лента новостей Казахстана и мира - Kazlenta.kz

Но главное – Марлинский выступает новатором, находясь в постоянном поиске новых поворотов сюжета, изображая сцены из жизни света, противопоставленные им виды морской стихии, жизни большого города, то есть он открыл множество направлений развития русской прозы для таких классиков, как Пушкин и Гоголь, а иные писатели именно в споре с Марлинским находили свой путь в литературе.

Чрезвычайно распространенный в литературоведении подход к прозе Марлинского как «эволюции от романтизма к реализму», а затем «возврат к романтизму», рассматриваемый как проявление «узости» позиции автора, непродуктивен. Вообще довольно спорно утверждение, что в русской литературе 1820-1830-х годов наметился переход к другому по сравнению с романтизмом методу. Вернее утверждение, что в этот период сосуществовали и интенсивно развивались разные принципы повествования, поиски

«своего» языка, собственного пути – вот что характерно и для Марлинского, как для большинства значительных писателей. «По-пушкински» начинается повесть «Испытание»: «Невдалеке от Киева, в день зимнего Николы, многие офицеры *ского гусарского полка праздновали на именинах у одного из любимых эскадронных командиров своих, князя Николая Петровича Гремина» [3,170].

В описаниях Сытного рынка и петербургских улиц Марлинский предвосхитил гоголевский стиль, его «гумор» (В. Г. Белинский), умение улавливать и ярко описывать бытовые картины: «Огромные замороженные стерляди, белуги и осетры, растянувшись на розвальнях, кажется, зевают от скуки в чуждой им стихии и в непривычном обществе…» Или:

«Он бы сейчас угадал в толпе покупщиков и приказного с собольим воротником, покупающего на взяточный рубль гусиные потроха, и безместного бедняка, в шинели, подбитой воздухом и надеждой, когда он, со вздохом лаская правой рукою утку, сжимает в кармане левою последнюю пятирублевую ассигнацию…», или:

Биограф А. А. Бестужева, Н. А. Котляревский, выделяет в его беллетристическом наследии четыре группы произведений: «Повести сентиментально-романтические по стилю и замыслу, в большинстве случаев исторические, сюжет которых взят либо из далекого прошлого, либо из более близких времен; повести или очерки с сильным преобладанием

этнографического элемента, – рассказы из сибирской или кавказской жизни, частью вымышленные, частью написанные с натуры; повести бытовые из современной жизни или очень близкой к современности; автобиографические рассказы с очень интимными страницами, своего рода дневники или листки из записной книги автора» [7].

Однако возможна и классификация, в основе которой «пространственный» принцип: повести ливонские («Замок Венден», «Замок Нейгаузен», «Замок Эйзен»), русские («Роман и Ольга»), кавказские («Аммалат-бек», «Мулла-нур»). В светских повестях исследуется особый локус – «большой свет», формирующий определенный тип личности.

Предметом нашего исследования являются типы сюжета в светских повестях А. А. Бестужева-Марлинского: сюжет, основанный на любовном треугольнике («Испытание»,

«Страшное гаданье», «Фрегат Надежда») и сюжет о молодых влюбленных со «счастливым» концом («Лейтенант Белозор»). Главной темой повестей обоих типов является тема любви, и влюбленных писатель ставит в самые рискованные, неожиданные, «фантастические» обстоятельства.

В первой по времени создания повести «Испытание» (1830) два любовных треугольника. Первый вполне тривиален: Гремин – графиня Звездич – граф Звездич, второй (Гремин – графиня Звездич – Стрелинский) возник благодаря придуманному Греминым «испытанию».

Незавершенные отношения Гремина и графини побудили молодого подполковника испытать свою избранницу и назначить собственного друга этаким светским искусителем, уговорив его поухаживать за графиней, вернувшейся в свет после кончины мужа.

Наряду с культом любви в «светских» повестях, да и вообще в этике и эстетике А. А. Бестужева-Марлинского главенствует культ дружбы. Способность к дружбе у Марлинского – один из критериев человеческой ценности героев. Измена же является тяжким злодеянием.

«В “Испытании” Марлинский тщательно оградил Стрелинского от упрѐка в вероломстве по отношению к Гремину, так как условия ”испытания” были заранее четко оговорены. “Вероломство” в данном случае мнимо, и возникший конфликт оказывается легко разрешаемым» [4].

По мнению В. Базанова, сюжет «Испытания» Бестужев-Марлинский строит, отталкиваясь от пятой и шестой глав пушкинского романа «Евгений Онегин», строит как полемический отклик, потому что «для героя декабристской ориентации дуэль между друзьями за “женскую прихоть и свои причуды” невозможна принципиально» [1].

Автор устами одного из героев «Испытания» констатирует: «Много ли мы видели поединков за правое дело? А то все за актрис, за карты, за коней или за порцию мороженого». Надо заметить, что пример неудачный: здесь скорее намек на нашумевшую в свете дуэль Грибоедова, об этом свидетельствует и то, что одного из второстепенных героев повести Марлинский назвал Репетиловым. Б. М. Эйхенбаум также определяет повесть Марлинского «Испытание» как

«спор с Пушкиным» и попытку «критически пересмотреть онегинскую фабулу» [10]. Если и есть в повести аллюзии к пушкинскому роману, то это, скорее, рассуждения Валериана Стрелинского накануне дуэли, созвучные с элегическими строками, посвященными мыслям Ленского: «Но ты, Алина, ты виновна более всех!» и пр.

На наш взгляд, основной мотив сюжета, определивший главную коллизию, – испытание женской любви с помощью друга – заимствован Марлинским из романа Мигеля де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», где «безрассудно-любопытный» дворянин Ансельмо, проверяя на верность свою жену Камиллу, попутно вынуждает к проверке дружбы своего верного друга Лотарио.

Проверка эта ничем добрым не заканчивается и приводит к распаду семьи и окончанию дружеских отношений. В итоге, Ансельмо и Лотарио гибнут, а Камилла уходит в монастырь (см. 33-35 главы романа). В повести этот роман упоминается дважды, и Звездич на маскараде надел костюм испанца.

В «Испытании» воплощѐн этот же тип сюжета, только на верность проверяют не жену, а

возлюбленную. Гусарский подполковник Гремин любит графиню Алину и решает удостовериться во взаимности. Помощи в этом мероприятии он просит у своего друга майора Стрелинского. Соглашаясь на эту «проверку», Стрелинский ставит под удар свою дружбу с подполковником.

Любовь Алины и Гремина такого испытания не выдерживает, не выдерживает его и дружба – дело едва не доходит до дуэли. К счастью, всѐ заканчивается не так трагично, как у Сервантеса. Благодаря вмешательству сестры Стрелинского – Ольги – героям удаѐтся избежать дуэли, и всѐ заканчивается благополучно.

Таким образом, и Ольга проходит испытание: она побеждает все светские предрассудки, прекращает дуэль брата и любимого человека, тем самым единственная выдерживает испытание на нравственность и доброту. Счастливый финал не прочитывается как искусственное завершение драмы, поскольку речь идет о Святках, времени, когда возможны всякие чудеса, когда все ждут счастья.

Существует мнение, что сюжет «Испытания» возник под влиянием Уильяма Шекспира [5]. Суть трагедии Шекспира «Цимбелин» заключается в том, что дворяне Постум и Якимо заключают пари о том, что Якимо завоюет любовь Имогены, добродетельной дамы и возлюбленной Постума.

Читать про гадание:  Гадание да нет онлайн – правдивое предсказание судьбы бесплатно

«Мысль Шекспира, что перед любовью все люди бессильны и что все пари и клятвы могут исчезнуть, как сон, чрезвычайно близка Бестужеву-Марлинскому и доказывается всем ходом повести. Получается, что испытание любовью не есть испытание мнимой верностью» [5].

Такую точку зрения высказывает автор вступительной статьи к повести А. А. Бестужева — Марлинского «Испытание» А. Б.Галкин. Мы готовы поспорить с ним: в «Испытании» речь не идет о заключенном пари, да и подполковник Гремин и итальянский дворянин Постум преследуют разные цели.

В «Испытании» намечены самые характерные атрибуты светского образа жизни: маскарад, тонкая любовная игра, страх перед общественным мнением («Поездка сестрицы твоей едва ли утаится от клеветы, и бог весть, какими баснями украсит ее свет!»). В этой же повести впервые проявилась особая повествовательная манера, получившая развитие в дальнейшем:

В следующей по времени появления в печати (написаны обе повести в 1830 году) повести

«Страшное гаданье» (1831) совершенно иная манера повествования – это в полном смысле слова фантастическая повесть о любви, в которой было много «странного, чудесного, даже дикого»: «Пылкая могучая страсть катится как лава; она увлекает и жжет все встречное; разрушаясь сама, разрушает в пепел препоны и хоть на миг, но превращает в кипучий котел даже холодное море» [3].

Здесь вновь идет речь о любовном треугольнике, вновь время действия определяется Святками и Новым годом, то есть фантастическое происшествие, случившееся с главным героем, от лица которого ведется повествование, мотивировано календарем. Герой избежал роковой ошибки – «страшное гаданье» ярко продемонстрировало, как страшны могут быть последствия любви к замужней Полине.

В повести же «Фрегат “Надежда”» тема «запретной любви» получит развитие, и герои, подчинившись страсти, гибнут.

Светская повесть стала ярким явлением литературной жизни, но век ее был недолог – уже в 1840-е годы другие жанры получили распространение. Однако значение ее велико, поскольку именно светская повесть дала мощный импульс развитию русского романа.

Источник

Василий жуковский. «светлана»

Василий Жуковский нередко выбирал для своих произведений исторические и фольклорные темы. Это роднило его литературные баллады с балладами народными — жанром, близким исторической песне. Одно из своих самых известных произведений в этом жанре, «Людмила», Жуковский написал на основе немецкого текста.

Это была «Ленора» — «Подражание Биргеровой Леоноре» — немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. А он, в свою очередь, опирался на популярный фольклорный сюжет о том, как погибший жених забрал в могилу невесту. Вторая известная баллада Жуковского, «Светлана», имела выраженный русский колорит:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
<…>
Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит…
Вот… легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами…

Во время крещенского гадания главной героине явился жених, «бледен и унылый», который увез девушку якобы на венчание. А на самом деле тоже оказался мертвецом. Однако, в отличие от Леноры и Людмилы, Светлана осталась жива: страшная история оказалась ночным кошмаром.

Иван тургенев. «бежин луг»

Известность пришла к Ивану Тургеневу в конце 1840-х годов, когда в журнале «Современник» стали выходить рассказы из цикла «Записки охотника». Михаил Салтыков-Щедрин считал, что они «положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды».

В произведении «Бежин луг», которое входило в цикл, Тургенев собрал целую коллекцию быличек и бывальщин. Их по сюжету пересказывают у ночного костра мальчишки-пастухи. В рассказ вошли страшные истории про водяных и русалок, домового и призрак умершего барина.

Там не раз, говорят, старого барина видали — покойного барина. <…> Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
— Он его спросил? — перебил изумленный Федя.
— Да, спросил.
— Ну, молодец же после этого Трофимыч… Ну, и что ж тот?
— Разрыв-травы, говорит, ищу. — Да так глухо говорит, глухо: — Разрыв-травы. — А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? — Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон хочется, вон…

Одному из юных пастухов привиделся леший — звал его из реки голосом утонувшего приятеля. Конечно, мальчики посчитали такое видение дурной приметой. И как оказалось, не зря: по сюжету, герой погиб в том же году.

Книга «страшное гадание»

Отношение к декабристам у всех разное. Их политические взгляды, стремления, их движение – это вот все давайте дадим на откуп историкам. Но то, что образование дворянской молодежи было очень приличным, их уровень знаний был высоким, то это факт. Количество писателей, которые вошли в историю литературы своими произведениями с глубокими мыслями и красивым языком очень много. Качество их текста, мысли, внутреннее содержание всегда вызывало уважение. Их стремление к свободе, открытости сознания и интеллектуальным выводам на основе исторических примеров, необходимости важности каждого человека и его индивидуальности – вот особенности определенности сознания и попытки что-то изменить своими действиями. Романтизм ли это, или просто неопытность молодости – теперь уже никто не знает. «Атеизм…

Лингвистический анализ: страшное гаданье (александр бестужев-марлинский)

В таблице показаны частоты словопар типа «сглагол уществительное», «предлог прилагательное» и т.д. Частота выражена в среднем количестве пары на 1000 слов текста. Вертикаль отражает часть речи первого слова биграммы, горизонталь — второго.

Сущ.Глаг.Мест.-сущ.Предл.СоюзПрилаг.Нареч.
Сущ.40.1155.9320.5633.7639.2014.7113.00
Глаг.34.8722.2735.7837.1917.6413.1012.50
Мест.-сущ.17.9439.506.2512.408.366.559.57
Предл.54.321.5121.570.401.4114.510.20
Союз17.9417.8414.816.854.235.345.74
Прилаг.47.364.233.023.535.244.430.91
Нареч.7.1618.044.035.144.743.533.63

Николай гоголь. «вечера на хуторе близ диканьки», «вий»

Николай Гоголь был настоящим знатоком страшных историй. Его первая большая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки» поразила современников. Пушкин писал о ней: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности».

Из восьми повестей сборника семь представляют собой по форме бывальщины, которые пересказывает пасечник Рудый Панько. Перед читателями оживают русалки, колдуны и черти, описанные не со страхом и трепетом — что было бы обычно для фольклора, — но с юмором, а иногда и поэтически возвышенно.

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце.

Орест сомов. «киевские ведьмы»

Орест Сомов включал в свои тексты былички и бывальщины в их исконном виде. С помощью деталей русского и украинского фольклора писатель старался отразить подлинные картины народной жизни. Его повесть «Русалка» вышла с подзаголовком «Малороссийское предание», а «Кикимора» — как «Рассказ русского крестьянина на большой дороге».

Герой повести «Киевские ведьмы» — казак Федор Блискавка — женился на красавице Катрусе, которая оказалась колдуньей. Блискавка проследил за женой и стал свидетелем шабаша на Лысой горе:

Читать про гадание:  Простые расклады таро для начинающих с толкованием

Невдалеке от себя увидел он и тещу свою, Ланцюжиху, с одним заднепровским пасечником, о котором всегда шла недобрая молва, и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого: так этот окаянный ханжа умел прикидываться набожным и смиренником. <…> И мало ли кого там видел Федор Блискавка из своих знакомых, даже таких людей, о которых прежде бы никак не поверил, что они служат нечистому, хоть бы отец родной уверял его в том под присягой. Вся эта шайка пожилых ведьм и колдунов пускалась в плясовую так задорно, что пыль вилась столбом и что самым завзятым казакам и самым лихим молодицам было бы на зависть.

Вся история наполнена магическими деталями: Сомов описал страшные ингредиенты для «летательной» мази, которой молодая жена натиралась перед шабашем, дикую музыку на Лысой горе, гибель главного героя и казнь самой Катруси — ведьмы не пощадили ее за то, что она раскрыла тайну своему мужу.

Страшное гадание — а.а. бестужев-марлинский — 10 января 2022 — b4u

Рассказ Александра Александровича Бестужева-Марлинского «Страшное гадание» — чисто фантастическое произведение, в котором автор проявил свою любовь к русскому фольклору: колдовству, гаданию, явлениям нечистой силы. Этот страшный святочный рассказ с национальной самобытностью перемешивает в себе образы оборотней, русалок, привидений и нечистого с реальными событиями. Но в присущей автору манере, в конце рассказа все фантастические произведения получают рациональное объяснение.

Повествование ведется от лица молодого, бравого военного. Все сердце его, все помыслы, вся страсть, тепло и любовь были сосредоточены вокруг единственной женщины – Полины. Ответное чувство омрачалось лишь тем, что молодая женщина была замужем. И даже сильные чувства не смогли преодолеть ее строгость. Влюбленные решили, что для общего блага им необходимо расстаться и не видится больше никогда. Такое решение могло спасти и доброе имя Полины, но явно разрывало сердца, связанные чувством.

С тяжкими думами, накануне Нового года рассказчика застает в гарнизоне ездовой от приятеля, который зовет его на бал. Помимо всех прочих прелестей в письме товарищ указывает, что и Полина будет присутствовать на праздничном вечере. Конечно молодое сердце не выдерживает и соблазняется еще раз увидеть милые черты, вдохнуть один воздух, попрощаться в последний раз. И молодой человек решается ехать на свидание.

Решается везти военного молодой деревенский парень на бравой тройке лошадей. Скорость, звон бубенчиков, ветер в лицо, снег выше колена – все это радует путешественников до тех пор, пока они не сбиваются с дороги и деревенский парень не узнает в окрестностях заколдованное озеро. Здесь виделись людям русалки, лешие и черти. Отсюда возвращались мужики окоченелые и онемевшие. Не один путник оставался здесь навеки.

Кроме того, что место было заколдованное, путники сбились с дороги и потеряли ориентиры. Молодой парень, любивший жизнь, буквально начал прощаться с белым светом. Но спасительный след лошади вывел их на дорогу и в деревню. Вместо веселого бала и свидания с возлюбленной рассказчик попадает на деревенские посиделки с красными девицами и молодыми парнями. Все проходит просто, мирно, пока не появляется странный гость.

Молодой, развязный, красивый купец весь пропитан пороком. После его появления в крестьянском доме начинаются ссоры, пьянка, рассказы о нечистой силе. Наконец, наш герой получает приглашение от молодого крепкого парня составить ему компанию в страшном гадании. Наш военный храбрец соглашается, частью из любопытства. Корни этого гадания уходят глубоко в древнее язычество и периодически о таких ритуалах можно слышать в разных уголках Европы.

Отправившись на кладбище с полным набором ритуальных предметов, молодой военный и его спутник желают только узнать, что же ждет их в будущем. И вот после начертания магического круга, убийства петуха наш герой почти услышал топот нечистой силы и страшный ужас сковал его сердце. Но то оказался всего лишь новый знакомый, который посеял смуту в деревенском доме. Молодой купец предложил отвезти героя на бал, чтобы повидаться с Полиной.

Такое предложение не могло не обрадовать героя и он с радостью, забыв все ужасы сегодняшней ночи, отправился навстречу любви. Как же возрадовалось его сердце, когда он увидел предмет своего обожания, услышал ее голос, сомкнул руки на ее стане во время танца, поймал ласковый взгляд. Казалось, что блаженство вот оно и будет вечно с двумя влюбленными.

Но не может жена дарить свою любовь никому, кроме своего мужа. И, конечно же, ревнивец кидается в комнату, где уединилась пара, для мести. Казалось, что спастись невозможно, пока не появился странный новый знакомый. Он появлялся именно там где нужно и в необходимый момент. Влюбленные решаются бежать ото всех и начинать новую жизнь, вдали от человеческих предрассудков и постылого мужа. Конечно, тяжесть принятого решения омрачает счастье и его будто и нет. Влюбленные уже не могут радоваться друг другу. А в погоне случается трагедия, которая навсегда отравит их существование.

Бегство от общества, убийство человека, причинение страдания любимому человеку – все это может оказать неизгладимое впечатление, даже если это все случилось просто во сне. А может нечистая сила нашла путь к сердцу именно так? В любом случае ответы на вопросы дает наш герой, который вынес урок из страшного гадания.

Достойным диктором для озвучивания аудиокниги «Страшное гадание» является Любовь Конева. Как всегда профессионально, как всегда артистично. Жуткие подробности народных поверий о нечистой силе переданы так, что легкий холодок пробегает по спине. Так же точно передана и страсть влюблённых, ирония и простота деревенской жизни. Аудиокнига достойна стать украшением нескольких часов и оставить свой след в сердце слушателя.

Пароль к архиву: bibe.ru

Страшное гадание - А.А. Бестужев-Марлинский - 10 Января 2013 - b4u

Информация взята с сайта bibe.ru

Части речи на позициях в предложении

Таблица показывает, с какой частотой употреблены автором различные части на позициях в предложении. Например, ячейка «глагол – 3» показывает с какой вероятностью третье слово в случайно взятом предложении произведения является глаголом. Вероятность выражена в процентах.

В каждом столбце максимальное значение отмечено розовым цветом, что позволяет по первым трём-пяти столбцам примерно представить типичное для произведения начало предлоджения. Например, последовательность «местоимение-существительное, глагол, прилагательное, существительное» может быть чем-то вроде «Он срубил старое дерево. »

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector